Мир Рокфеллера, «Совет по международным отношениям» и «Трёхсторонняя комиссия»

Posted by admin | Сегодня в мире | Понедельник 14 Май 2012 6:54

Источник перевод для mixednews – plagioclase

Данный текст является выдержкой из готовящейся к публикации книги Эндрю Гэвина Маршалла при поддержке «The People’s Book Project».

Вплоть до окончания первой половины 20 столетия Рокфеллерам приходилось делиться властью и успехами с большим числом других влиятельных семей. Особое место среди них занимали Морганы. В течение века они шли ноздря в ноздрю, а после Второй Мировой Рокфеллеры стали доминировать в Америке и (возможно) во всём мире.

Конечно, между главенствующими семьями существовали прочные деловые связи, установившиеся в ходе американской промышленной революции 20 века, что обусловило появление крупных организаций, созданных с целью участия в социальных преобразованиях. Именно благодаря «Совету по международным отношениям» (CFR) изменения в отношениях кланов Моргана-Рокфеллера стали очевидными.

CFR уже был охарактеризован в этой книге ранее, как ведущая сетевая социальная организация для американской элиты. По степени влияния CFR значительно превосходит любой другой мозговой центр. Одно из проведённых исследований показало, что в период с 1945 по 1972 годы около 45 процентов должностных лиц в правительства США, ответственных за внешнюю политику, являлись по совместительству членами CFR. Согласно заявлению одного из видных членов, вступление в CFR было по существу «обрядом инициации» для любого деятеля внешней политики.

Один из членов CFR – Теодор Уайт,  пояснил, что в течение жизни целого поколения (как при республиканцах, так и при демократах) люди на важнейшие места в министерствах Вашингтона подбирались из списка CRF.

Как стало известно ранее, ЦРУ также не было чужим для CRF, т.к. на протяжении первых десятилетий своего существования ЦРУ работало под руководством членов CFR, таких, как Аллен Даллес, Джон Маккоун, Ричард Хэлмс, Уильям Колби и Джордж Герберт Уокер Буш. Приведём слова исследователей:

«Влиятельный, но находящийся под частным контролем CRF, состоящий из нескольких сотен политических, военных, деловых и научных лидеров высшего звена, был настоящей кладовой кадров для ЦРУ. CFR предоставляла своих членов, когда для отвода глаз нужен был видный гражданский во главе компании ЦРУ или когда требовалась какая-либо особая помощь».

Количество членов CFR на должностях связанных с внешней политикой составляло примерно 42 процента в администрации Трумэна, 40 процентов – в администрации Эйзенхауэра, 51 процент – в администрации Кеннеди и 57 процентов – в администрации Джонсона (куда перекочевали многие из предыдущей администрации).

CFR обладал и продолжает обладать огромным влиянием на господствующие СМИ, посредством которых осуществляет идеологическую пропаганду, реализует свои программы и маскирует действия. В 1972 году трое из десяти директоров и пять из девяти руководителей высшего звена «The New York Times» состояли в CFR. В том же самом году один из четырёх редакционных руководителей и четыре из девяти директоров «Washington Post» также являлись членами CFR, включая  президента газеты – Катрин Грэхэм и вице-президента – Осборна Эллиота, который помимо того занимал пост главного редактора «Newsweek». Почти половина директоров журналов «Time» и «Newsweek» в 1972 году состояла в CFR.

Также CFR поддерживает тесные связи с другими крупными мозговыми центрами. Особо следует отметить «Брукингский институт», «RAND Corporation», «Гудзонский институт», «Внешнеполитическую ассоциацию» (FPA) и, конечно же, специальные организации наподобие «Фонда Карнеги за международный мир» (CEIP). Президент CEIP с 1950 по 1971 год – Джозеф Джонсон в тот же самый период занимал пост директора CRF, а в 1971 году 15 из 21 члена правления были членами CFR.

CFR и крупные благотворительные организации были не только тесно связаны между собой, но ещё и работали вместе, проводя исследования и осуществляя программы по изучению международных отношений. Госдепом были исследованы связанные с университетами центры по изучению международных отношений. Общее количество исследованных центров равнялось 191-му. Выяснилось, что главными источниками финансирования являлись: «Фонд Форда» (финансировал 107 из 191 центра), федеральное правительство (67 центров), «Фонд Рокфеллера» (18 центров) и «Корпорация Карнеги» (17 центров). При этом «для 11 из 12-ти лучших университетов по международным отношениям «Фонд Форда» был главным источником финансирования».

Помимо финансовых связей, фонды и CRF объединяло и общее руководство. В 1971 году 14 из 19 директоров «Фонда Рокфеллера» являлись членами CRF. В «Корпорации Карнеги» это соотношении равнялось 10 к 17, а в «Фонде Форда» – 7 к 16 соответственно. Что же касается «Фонда братьев Рокфеллеров», то 6 из 11 членов его правления также были из CFR.

Заметим, что сеть Карнеги не ограничивалась «Корпорацией Карнеги». В неё также следует включить «Благотворительный Фонд Карнеги», «Вашингтонский Институт Карнеги» и «Фонд Развития Образования Карнеги». С момента основания и до 1972 года, четверть директоров CFR являлась также директорами или членами правления, по крайней мере, одного из нескольких фондов Карнеги. Джон Макклой председательствовал одновременно и в CFR и в «Фонде Форда» с 1950-ых до конца 60-ых.

Из всех сетевых структур, наиболее широко в CFR была представлена финансовая олигархия. В основном это были выходцы из капиталистических слоёв, а если точнее – финансистская элита и банковские группы. Опрос 1969 года выявил, что семь процентов от общего количества членов CFR представлены богатыми собственниками, а ещё 33 процента являются руководителями высшего звена и директорами из крупных корпораций.

Примерно 11 процентов членов CFR приходились родственниками другим членам CFR, при этом наиболее распространённым родом их деятельности (40 процентов от общего числа членов) являлся бизнес. Представители СМИ составляли ещё около 50 процентов членов CFR, а представители трудящихся не набирали и 1 процента.

Если говорить о руководителях CFR, то все они без исключения являлись выходцами из господствующего капиталистического класса, а у 22 процентов директоров имелись родственники среди других членов CFR. На эту же группу приходилась значительная доля финансирования CFR, прежде всего через фонды и корпорации, а также посредством инвестиций и отчислений на развитие международных отношений.

В 1929 году CFR приобрёл своё собственное здание. Значительную долю средств на эту покупку внёс тогдашний директор CFR – Пол Варбург, а Джон Рокфеллер II внёс ещё большую долю. В 1945 году CFR занял более крупное здание, пожертвованное госпожой Гэрольд Пратт, чей муж нажил состояние благодаря рокфеллерской «Standart Oil». А Джон Рокфеллер II внёс 150 тысяч долларов на ремонт дома.

Между 1936 и 1946 годами средний объём финансирования CFR из крупных фондов составлял около 90 тысяч долларов в год. В основном средства поступали из «Фонда Рокфеллера» и «Корпорации Карнеги», продолжавших финансирование на протяжении 1950-х, 60-х и 70-х. В 1953 «Фонд Форда» сделал своё первое крупное пожертвование CFR в размере 100 тысяч долларов на проведение исследования советско-американских отношений под руководством Джона Макклоя. В том же самом году Макклой стал председателем CFR, «Фонда Форда» и рокфеллерского «Чейз Банка».

По состоянию на 1969-1970 годы в CFR были представлены следующие крупные корпорации и банки: «U.S. Steel» (основанная Д. П. Морганом в 1901 году, после приобретения за круглую сумму металлургических компаний Эндрю Карнеги), «Mobil Oil» (теперь объединена с «Exxon»), «Standard Oil of New Jersey» (позже ставшая «Exxon Mobil»), IBM, ITT (многопрофильная транснациональная корпорация – прим. mixednews.ru), «General Electric», «Du Pont», «Чейз Манхэттен Банк», «J.P. Morgan and Co.» (теперь объединённый с «Чейз» в «J.P. Morgan Chase»), «First National City Bank», «Chemical Bank», «Brown Brothers Harriman», «Bank of New York», «Morgan Stanley», «Kuhn Loeb», «Lehman Brothers» и другие.

Ранее нью-йоркская финансовая олигархия подразделялась на отдельные группы. Среди них следует особо отметить группу Рокфеллера, Моргана, Хэрримана, Лемана-Голдмана, Сакса и некоторые другие.

Группа Рокфеллера включала в себя: «Чейз Манхэттен Банк», «Chemical Bank», «Bank of New York», «Metropolitan Life», «Equitable Life», «Mobil Oil», «Khun», «Loeb», «Milbank», «Tweed», «Hadley and McCloy» (юридическая фирма) и «Standard Oil». В группу Моргана входили: «J.P. Morgan and Co.», «Morgan Stanley», «New York Life», «Mutual of New York», «Davis Polk» (юридическая фирма), «U.S. Steel», «General Electric» и IBM. Вот что пишут в своей книге о CFR Лоуренс Шоуп и Уильям Минтер:

«С момента основания CFR и в ранних 1950-х, самые видные места в нём занимали люди, представлявшие интересы Моргана. С 1950-ых деятельность CFR стала в большей степени отвечать интересам Рокфеллера».

По всей видимости, CFR, фактически всегда представлявший интересы Рокфеллера, был официально передан ему Морганом в 1953 году. Трое из сыновей Джона Рокфеллера II (Джон III, Нельсон и Дэвид) присоединились к CFR в конце 30-ых и в начале 40-ых, а Дэвид стал директором в 1949 году.

С 1953 по 1971 годы руководителем CFR был Джордж Франклин. Он был соседом по комнате Дэвида Рокфеллера во время учёбы в колледже. У них имелись родственные связи, а ещё Джордж работал в юридической фирме «Devis Polk» (входившую в группу Моргана), став затем помощником Нельсона Рокфеллера. В 1950 году Дэвид Рокфеллер стал вице-президентом CFR, а в 1953 году Джон Макклой – давний представитель группы Рокфеллера, стал председателем одновременно CFR и рокфеллерского «Чейз Банка».

Также можно предположить, что примерно в это же время группа Рокфеллера обошла группу Форда, учитывая вступление Маккоя в должность председателя «Фонда Форда» в том же году (на тот момент он являлся членом правления «Фонда Рокфеллера»). В течение последующих лет, несколько руководящих позиций в CFR были заняты выходцами из организаций группы Рокфеллера. Джон Дэвис, Роберт Руса и Билл Мойерс – все эти лидеры CFR были связаны с «Фондом Рокфеллера».

Шли годы и десятилетия, а группа Рокфеллера набирала всё больший вес в правящих кругах Америки и всего мира, уверенно занимая место подле семейства Ротшильдов с тем, чтобы реализовать принципы династического правления глобализованным миром.

Конечно, между этими правящими династиями до сих сохранились какие-то связи, что затрудняет проведение чётких границ между сферами их влияния. Обе семьи финансировали и продолжают финансировать «Бильдербергскую группу». В 1970-ых, однако, стало очевидно, что Рокфеллеры без сомнения стали самой влиятельной династией в Америке, если не во всём мире (поскольку Америка была и остается всемирным гегемоном). Переходя на уровень персоналий, самым влиятельным человеком Америки (если не мира) стал Дэвид Рокфеллер.

Дэвид Рокфеллер закончил Гарвард в 1936 году, а затем поступил в «Лондонскую школу экономики», где впервые встретился с Джоном Ф. Кеннеди и даже ходил на свидание с его сестрой – Кэтлин. Во время Второй Мировой войны Дэвид Рокфеллер служил в военной разведке в Северной Африке и во Франции.

В 1947 он стал членом правления «Фонда Карнеги за международный мир» – главного международного мозгового центра, куда его пригласил президент фонда – Элгар Хисс. Среди других членов правления были: Джон Фостер Даллес (который в 1953 году станет госсекретарем), Дуайт Эйзенхауэр (который в 1953 станет президентом) и Томас Уотсон – президент IBM. Томас Уотсон ранее курировал глубокие деловые отношения между IBM с Гитлером в целях совершенствования технологических процессов холокоста. В 1949 году Дэвид присоединился правлению CFR. В 1946 он получил должность в «Чейз Банке», в 1960 году стал его президентом, а в 1969 стал председателем и президентом «Чейз Манхэттен Банка».

С братьями Даллесами Дэвида Рокфеллера связывали длительные семейные отношения. Он был лично знаком с ними ещё с колледжа. Аллен Даллес занимал пост директора ЦРУ, а Джон Фостер Даллес – госсекретаря Эйзенхауэра. Дэвид был также связан с Ричардом Хелмсом, бывшим высокопоставленным офицером ЦРУ, так же как и с Арчибальдом Рузвельтом младшим – бывшим агентом ЦРУ, работавшим с «Чейз Манхэттен», чей брат – Кермит Рузвельт также являлся агентом ЦРУ, организовавшим переворот 1953 года в Иране.

Помимо этого, Дэвид Рокфеллер наладил тесную связь с бывшим агентом ЦРУ – Уильямом Банди, приближённым к директору ЦРУ – Аллену Даллесу. Позже он получил пост в министерстве обороны и в государственном департаменте при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне, где он был основным консультантом по вопросам, связанным с войной во Вьетнаме.

В 1971, через год после того, как Дэвид Рокфеллер стал председателем CFR, он пригласил Банди на должность редактора журнала «Foreign Affairs» (влиятельного периодического издания CFR), где Банди проработал 11 лет. Также Дэвид постоянно был в курсе тайных операций разведки, благодаря руководителям различных ведомств ЦРУ, работавшего тогда под началом Аллена Даллеса – «друга и доверенного лица» Дэвида.

Таким образом, в начале 1970-ых, Дэвид Рокфеллер добился большого влияния, будучи председателем CFR и «Чейз Манхэттена» и оказался в центре сети формулирующей, проектирующей и реализующей империалистические интересы Америки.

Конец 1960-ых и начало 1970- х ознаменовались ощущением всеобщего упадка имперского могущества США. На фоне борьбы за свободу и независимость в странах «третьего мира» и в самой Америке, конкуренция между крупнейшими промышленными державами усилилась, а сотрудничество наоборот уменьшилось. Такая ситуация порождала чувство неуверенности в олигархических кругах. Весьма привлекательными (особенно для банкиров) с точки зрения регулирования международных отношений были возможности долгового рынка, в частности – стран «третьего мира». Вот что пишет Холли Склэр в своей книге «Трилатерализм: ‘Трёхсторонняя комиссия’ и планы элиты по глобальному правлению»:

«Западноевропейские и японские фирмы вторгались на американский рынок и конкурировали с Америкой за растущий рынок «третьего мира». Кроме того европейские страны начали помогать и предоставлять кредиты странам «третьего мира», становясь альтернативным источником помощи и усиливая экономические связи со своими бывшими колониями. Страны «третьего мира» стали пользоваться помощью США, чтобы погасить задолженность перед Западной Европой или полагались на помощь США, чтобы возместить хронический дефицит платёжного баланса, обусловленный, в частности, покупкой европейских товаров.

По мнению США, они платили за европейские и японские товары, импортируемые странами «третьего мира»… Короче говоря, проблема с точки зрения США состояла в том, что в этой ситуации страны-заёмщики «третьего мира» получали слишком широкую свободу манёвра на благо себе и Западной Европе и во вред США… Это создавало трудности на пути распространения экономического (и политического) влияния Америки на развивающиеся и независимые политически страны «третьего мира», без нецелесообразного конфликта с Западной Европой и Японией».

Естественно, эти проблемы подняли статус и увеличили возможности таких организаций, как «Международный валютный фонд» (МВФ) и «Всемирный банк» (детища CFR). Стали выдвигаться различные предложения по «преобразованию» этих структур в соответствии с меняющейся международной обстановкой.

Одно из предложений состояло в том, чтобы чаще практиковать так называемую «привязанную» помощь: «помогать стране, при условии использования помощи данной страной для закупки американских товаров и услуг». Другое предложение предполагало сотрудничество между развитыми странами, выражающееся в «консорциальном подходе к помощи, включающем чёткое координирование между странами-донорами при планировании платежей со стороны стран-получателей».  И далее: «Каждая страна-донор должна отказаться от предоставления помощи за рамками сроков оказания помощи, осуществляемой другими странами-донорами консорциума».

Третье популярное предложение звучало как «программная помощь», что означало «помощь, оказываемую при условии заключения определённых соглашений, часто в контексте полноценной программы планирования экономики, на которую должна была согласиться страна-получатель, чтобы получить помощь или кредиты». Джордж Болл – давний участник CFR и Бильдерберга, бывший заместителем государственного секретаря по экономическим вопросам в администрации Кеннеди и Джонсона, сказал в 1967 году следующее: «Политические границы этнических государств являются слишком узкими и тесными, чтобы определять масштабы и функции современного бизнеса».

Именно в этом контексте следует рассматривать книгу Збигнева Бжезинского (тогдашнего члена и CFR и «Бильдербергской группы») «Between Two Ages» 1970 года, в которой он призывает к созданию «Сообщества развитых стран». Дэвид Рокфеллер принял во внимание написанное Бжезинским и «обеспокоился по поводу портящихся отношений между США, Европой и Японией» в результате экономических шоков Никсона.

В 1972 году Дэвид Рокфеллер и Бжезинский «в ходе ежегодной встречи ‘Бильдербергской группы’ представили идею создания трёхсторонней структуры». Однако предложение было отклонено, из-за нежелания видеть японцев в рядах «Бильдербергской группы». Многие европейцы не пожелали включить японцев в «высшую лигу». В июле 1972 года семнадцать влиятельных людей встретились в поместье Дэвида Рокфеллера в Нью-Йорке, чтобы спланировать создание комиссии.

На встрече присутствовали: Бжезинский, Макджордж Банди – президент «Фонда Форда» (брат Уильяма Банди – редактора «Foreign Affairs») и Бейлисс Мэннинг – президент CFR. Так в 1973 году была сформирована «Трёхсторонняя комиссия» для решения соответствующих проблем. Расходы на создание комиссии прокрыли Дэвид Рокфеллер и «Фонд Форда».

В течение первых нескольких лет большая часть средств для комиссии поступала из различных фондов, при постепенном увеличении доли крупных корпораций с примерно 12 процентов в 1973-76 годах до примерно 50 процентов в 1984 году. Таким образом, в 1970-ых Дэвид Рокфеллер занял ещё более значительную позицию на международной арене, одновременно удерживая лидерство в «Бильдербергской группе», занимая прост председателя «Чейз Манхэттен Банка», CFR и «Трёхсторонней комиссии».

Збигнев Бжезинский был директором «Трёхсторонней комиссии», в то же самое время будучи директором CFR. «Трёхсторонняя комиссия» действовала как организация, через которую могла быть реализована «гегемония согласия». Во всяком случае, «согласия» могли достигнуть элиты входивших в эту комиссию стран, делясь взглядами, идеологией, целями и методами, подобно тому, как это делали члены CFR в Америке.

Как CFR действовал внутри страны, так «Трёхсторонняя комиссия» действовала на международном уровне (по крайней мере, это касалось главных развитых промышленных стран Севера). Первый европейский председатель комиссии – Макс Констэмм, подчеркнул роль «интеллектуалов» в деле установления комиссией гегемонии:

«То, что предстоит сделать интеллектуалам высшей пробы, может оказаться бесполезным, если только мы не будем действовать в постоянном согласии с власть предержащими или теми, кто имеет на них влияние. Мне кажется, поддержание связи между людьми, необходимыми нашей «Трёхсторонней комиссии», и интеллектуалами, выполняющими необходимую работу по проектированию элементов новой системы, имеет самое большое значение. «Трёхсторонняя комиссия» без интеллектуалов вскоре станет второразрядной площадкой ведения переговоров. Интеллектуалы, не способные постоянно координировать свои идеи с правящими кругами нашего мира, будут обречены на витание в бесполезных теориях… Эту работу следует проводить в связке наших самых лучших умов и группы по-настоящему влиятельных граждан в странах, которые мы представляем».

В своей речи 1972 года на встрече «Бильдербергской группы», когда Дэвид Рокфеллер предложил (вместе со Збигневым Бжезинским) учредить «Трёхстороннюю комиссию», он по мимо всего прочего заявил, что комиссия будет «объединять лучшие умы мира для решения проблем будущего… для накопления и синтеза знаний, которые позволят  новому поколению реструктурировать концептуальную основу внешней и внутренней политики».

Предостережение эксперта: Земля нуждается в стремительном сокращении численности населения

Posted by admin | Сегодня в мире | Суббота 5 Май 2012 4:44

Источник перевод для mixednews – Света Гоголь

26.04.2012

Самый знаменитый аналитик в сфере демографии заявил о необходимости значительного  сокращения численности населения Земли и перераспределения природных ресурсов – от богатых к бедным.

Профессор Стэнфордского университета Пауль Эрлих посвятил демографическим исследованиям много лет. Его книга «Демографическая бомба», вышедшая в 1968 году, наделала в своё время много шума.

По мнению Эрлиха, оптимальная численность населения Земли, при которой каждому человеку может быть гарантирован минимальный набор физических ингредиентов для достойной жизни – от 1,5 до 2 миллиардов. Сегодня нас около семи миллиардов, а к 2050-му году эта цифра возрастёт до девяти миллиардов.

«Расчет численности зависит от стиля жизни. Цифра 1,5 – 2 миллиарда получилась с учётом существования больших городов с их активной жизнью, и малонаселённых местностей. Если мы хотим получить мир-курятник, в котором у каждого минимум места и еды, достаточных  только для поддержания жизни – то в долгосрочной перспективе это может быть около четырёх-пяти миллиардов человек. Но нас уже сейчас семь миллиардов. Поэтому мы должны со всей возможной гуманностью и как можно скорее сократить численность населения».

«Вопрос в том, можно ли сделать это без катастроф вроде всемирной чумы или ядерной войны между Индией и Пакистаном? Если мы не начнём решать эту проблему сегодня, то завтра получим целый набор разнообразных катастроф. Некоторые из них будут входить в нашу жизнь постепенно  –  как, например, увеличение  количества голодных людей с каждым днём. Другие разнесутся молниеносно  –  такие, как масштабные смертоносные эпидемии, связанные с бо́льшей лёгкостью передачи страшных вирусов от животного человеку».

Эрлих, которого в 1970-е называли «паникёром», утверждает, что большинство его предсказаний оправдываются; он крайне скептически относится к идее, что человечество найдёт способ прокормить девять миллиардов человек.

«Сейчас мы имеем один миллиард голодных, а вскоре к ним прибавится ещё 2,5 миллиарда.  К тому же земля, которая должна кормить нас всех, становится всё менее плодородной, воду очищать со временем надо будет гораздо тщательней и транспортировать всё дальше.  Соотношение между тем, сколько люди потребляют и приростом населения будет несоразмерным».

«Большинство прогнозов, сделанных в «Демографической бомбе» оправдались. В то время я писал о климатических изменениях. Мы не знали тогда, что это будет – потепление или похолодание. Мы думали, что это приведёт к серьёзным проблемам к концу этого века. Теперь мы знаем, что это потепление и что это проблема начала века; мы ничего не знали о сокращении биологического разнообразия. Всё оказалось гораздо хуже, чем мы предсказывали. Сейчас возникают угрозы масштабных эпидемий».

«Я с ужасом думаю о том, что может произойти с моими детьми и внуками. Политики могут как-то взять  под контроль тот финансовый бардак,  который сейчас творится, но они не смогут контролировать мировые системы обеспечения пищей и социальной помощью. Ситуация ухудшается, и даже если мы возьмёмся за решение этих проблем прямо сейчас, потребуется очень много времени, чтобы переломить ситуацию. Мне даже трудно представить, что может нас спасти. Я продолжаю надеяться, но это действительно может быть только чудо».

Эрлих согласился с выводами Королевского общества (ведущее научное общество Великобритании; прим. mixednews.ru) о том, что проблемы численности населения и потребления должны быть разделены. Существует вопрос о чрезмерном потреблении среди богатых и недостаточном – среди бедных. Что подразумевает, как ни ужасно это звучит  – необходимость перераспределить доступ к ресурсам между бедными и богатыми.

Пока в США всё происходит с точностью до наоборот. Республиканская партия всячески приветствует идею только такого перераспределения: отбирать деньги у бедных и отдавать богатым.

Прощай, американский доллар

Posted by admin | Сегодня в мире | Пятница 4 Май 2012 6:34

Источник перевод для mixednews – molten

28.04.2012

Впереди ожидает некий большой сдвиг, который американские мейнстрим СМИ предпочитают не затрагивать, хотя он отправит США в экономический омут и чрезвычайно сократит важность страны для остального мира.

Десятки лет американский доллар полностью доминировал в международной торговле, и особенно на нефтяных рынках. Такая его роль привела к огромному спросу на доллары, и этот спрос на него на мировом рынке является огромной частью общей оценки доллара. Мало того что его статус резервной валюты добавил ему стоимости, такое положение также привело почти к нескончаемому спросу на американские долговые облигации, когда страны мира стали откладывать про запас свои нефтедоллары. Доступность такого кредитования, деноминированного в долларах и обеспечивавшегося всей глобальной торговлей позволил американскому правительству занимать без ограничений и тратить без оглядки.

Доминирование доллара дало США невероятную власть и влияние по всему миру… Но времена меняются. По мере того как развивающиеся экономики начинают приобретать всё большее значение, США теряют свои позиции сверхдержавы. Многие из длинного списка стран, которым не нравится Америка, размышляют над способами того, как уменьшить её влияние на их дела. Уход от доллара был бы хорошим для этого началом.

Вообще-то, они не только лишь размышляют. На протяжении последних лет Китай и другие растущие державы, например Россия, втихомолку подписывали соглашения, направленные на уход от доллара в международной торговле. Несколько крупных нефтедобывающих стран начали продавать нефть в отличных от доллара валютах, и как ООН так и МВФ выпустили доклады с доводами в пользу необходимости создания новой мировой резервной валюты, независимой от доллара.

Господство доллара не настолько прочно, как многие считают. Более того, Соединённые штаты  больше не являются той сверхдержавой, которой некогда были. Эти тренды, как показала реакция в мире на санкции США против Ирана, сильно взаимосвязаны.

Американские союзники, включая бо́льшую часть Европы вытянулись по струнке и сократили импорт иранской нефти. Однако большое число иранских клиентов не чувствуют необходимости придерживаться этой линии, как и сам Иран не считает необходимым подчиняться приказам США. Некоторые страны возражали против санкций США в отношении Ирана, категорически отказавшись им подчиняться. Другие были более осторожными, вместо этого предпочитая просто продолжать торговать с Ираном в обход санкций.

Иронично то, что США оформили свои санкции исходя из того, что торговля нефтью осуществляется в американских долларах. Это предположение, которое является отголоском более общего убеждения в том, что доллар будет продолжать доминировать в международной торговле, дал недружественно настроенным по отношению к США странам повод продолжать свой отход от доллара: если они не торгуют в долларах, американская политика, построенная на долларе, перестаёт иметь вес. Это классическая оборотная сторона: санкции, в частности, предназначавшиеся для демонстрации продолжающегося доминирования США, на деле ещё больше убедили страны продолжать свой уход от доллара – медленный но устойчивый тренд, который по кусочку будет откусывать от нашей экономической мощи, пока от неё мало что останется.

Давайте углубимся более детально в обе ситуации: кончину господства доллара и лакмусовую бумажку иранских санкций:

Крупнейшие нефтеторговые партнёры в мире – Китай и Саудовская Аравия, в своих операциях до сих пор используют доллары. Насколько долго это продлится, является очень важным вопросом. Китай в феврале импортировал из Саудовской Аравии 1.4 миллиона баррелей нефти в день, что является 39-процентным ростом по сравнению с годом ранее, и сейчас две страны договорились о строительстве огромного нефтеперерабатывающего завода в Саудовской Аравии. По мере того как две страны продолжают усилия по увеличению двусторонней торговли, на какой-то момент они придут к решению о том, что участие американского доллара в каждой транзакции не обязательно и затратно, и тогда откажутся от доллара.

Когда это произойдёт, ситуация повернётся против доллара, с точностью до наоборот воспроизводя тот момент в 1973 году, когда президент Никсон и король Фейсал основали нефтедолларовую систему. Никсон попросил Фейсала согласиться принимать только доллары в качестве платежей за нефть, а все излишки прибыли инвестировать в американские долговые облигации. В обмен на это Никсон пообещал защитить нефтяные месторождения Саудовской Аравии от Советского Союза и других потенциальных агрессоров, например, Ирана и Ирака.

Это соглашение явилось основанием для невероятно сильного американского доллара. Все нефтяные деньги мира начали протекать через Федеральный резерв США, создавая всё более растущий спрос как на американский доллар, так и на американский долг. Каждая импортирующая нефть страна начала обменивать свои излишки накоплений в доллары, чтобы иметь возможность приобретать нефть. Эскпортирующие нефть страны начали тратить свои заработанные доллары на казначейские ценные бумаги. И медленно но верно нефтедолларовая система распространилась не только на нефть, охватив почти все сферы мировой торговли.

Стоимость доллара США основывается на его роли в мировой торговле. Если эта роль исчезнет, бо́льшая часть стоимости доллара улетучится. Огромная инфляция, высокие процентные ставки а также существенное увеличение расходов на питание, одежду и бензин сделает спад 2008 года похожим лишь на досадную дорожную кочку. Правительство больше не сможет обслуживать свой долг. Карточный домик, построенный на предположении о том, что мир всегда будет полагаться на доллар, превратится в руины.

Это пугающее предположение, но не стоит совать голову в песок, поскольку страны по всему миру уже начали уходить от доллара.

Россия и Китай возглавляют эти перемены. Более чем год назад две страны договорились уйти от доллара и использовать рубли и юани для торговли друг с другом. Несколько месяцев назад вторая по величине экономика мира – Китай, и третья экономика мира – Япония, последовали этому примеру, ударив по рукам относительно использования во взаимной торговле своих валют. Этот договор позволит фирмам конвертировать китайскую и японскую валюты непосредственно одну в другую, вместо того, чтобы использовать доллар в качестве посредника, как это полагалось делать в течение многих лет. Те же вопросы Китай сейчас обсуждает с Южной Кореей.

Кроме того, новое соглашение между странами БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) продвигает использование во взаимной торговле своих национальных валют. Также Китай способствует продвижению переговоров с Малайзией о торговле друг с другом в юане и ринггите. И Россия с Ираном договорились использовать рубли в сделках друг с другом.

И потом, есть ещё целый африканский континент. В 2009 году Китай стал крупнейшим торговым партнёром Африки, затмив Соединённые штаты, и в настоящее время работает над расширением использования китайской валюты вместо доллара США. Крупнейшая финансовая организация Африки – Standard Bank, прогнозирует, что 100-миллиардная ежегодная торговля между Китаем и Африкой к 2015 году будет происходить в юанях.

Идея ухода от доллара также находит поддержку у многих крупных международных агентств. Конференция Организации объединенных наций по торговле и развитию в своём послании заявила, что «текущая система валют и правил капитала, связывающая мировую экономику, не работает так, как нужно, и в большой степени ответственна за финансовые и экономические кризисы». Далее в заявлении говорится о том, что «доллар должен быть заменён глобальной валютой». Международный валютный фонд соглашается, недавно заявив, что доллар должен уступить свою роль в качестве мировой резервной валюты глобальной валюте, которая, по сути, является корзиной из национальных валют.

Есть также ряд стран, которые начали использовать свои валюты в нефтеторговле, что бьёт господство американского доллара прямо в сердце. Китай и ОАЭ договорились отойти от доллара и использовать в транзакциях за нефть собственные валюты. Китайский Национальный банк говорит, что это соглашение будет стоить примерно $5,5 миллиардов в год. Индия покупает нефть у Ирана за золото и рупии. Китай и Иран работают над бартерной системой обмена иранской нефти на китайские импортные товары.

Говоря о бартере за нефть… так что насчёт иранских санкций?

Соединённые штаты и Европейский союз основывают свои санкции против Ирана на финансовой системе, которая стоит за торговлей иранской нефтью. Страна использует для проведения нефтяной торговли свой центробанк, который осуществляет деятельность через бельгийскую компанию Swift (SWIFT, это, скорее, общество, а назначение – банковская рабочая сеть; прим. mixednews.ru) и торговля всегда проходит в американских долларах. Когда санкции в июле вступят в полную силу, транзакции с иранским центробанком станут незаконными. Впрочем, Иран сам несколько недель назад закрыл торговлю через SWIFT, так что этот канал уже и так заблокирован.

Однако высокомерием санкций является предпоcылка о том, что Иран может использовать только этот, деноминированный в долларах путь. В реальности, Иран является гораздо более гибким; лишение его возможности торговать в официально принятом ключе лишь поощрит его к изысканию новых путей для продажи своей нефти.

С тех пор как о санкциях было объявлено, официальные продажи нефти Тегераном сократились. На самом деле Иран превентивно приостановил отгрузку нефти Германии, Испании, Греции, Британии и Франции, которые вместе покупали 18 процентов иранской нефти. Однако скрытые продажи сгладили или даже свели к нулю спад официальной отгрузки. Невозможно выяснить подробности, поскольку вовлечённые в это покупатели и продавцы не настроены на публичность, однако торговля, несомненно, имеет место.

Как уже упоминалось выше, Иран продаёт нефть Индии за золото и рупии. Китай и Иран работают над бартерной системой, предназначенной для обмена нефти на товары. Китай и Южная Корея также без особой огласки покупают у Ирана нефть за свои валюты.

Доказательства? Миллионы баррелей иранской нефти, которые находились на хранении в иранских танкерах, сейчас, по всей видимости, исчезли. Официально никто не знает, куда она делась.

Нефть можно заменить нефтью. Как только она покидает страну, где была добыта, то при желании становится почти невозможным отследить её происхождение. И нелегко отследить не только какие-то там баррели, но и грузовые суда настолько огромные, что их называют «супертанкерами», которые, как оказывается, тоже удивительно трудно отследить, поскольку слишком трудно отслеживать все суда, наполненные иранской нефтью.

И сами иранцы используют полный набор трюков, чтобы их нефть проходила незамеченной. На прошлой неделе стало известно о том, что Тегеран приказал капитанам своих нефтяных танкеров выключить чёрные ящики-передатчики, используемые в судоходстве для мониторинга движения судов и нефтяных сделок. Согласно Reuters, лишь семь из 39 иранских танкеров продолжают держать свои передатчики во включенном состоянии, и всего два из девяти более малых танкеров страны могут быть отслежены.

В соответствии с международными правилами, находясь в море, суда обязаны иметь на борту отслеживаемые со спутника приборы, однако хозяин судна имеет право по своему усмотрению выключить устройство по соображениям безопасности, если у него есть на это разрешение от правительства страны, которой принадлежит судно. Некоторые танкеры в прошлом году отключали свои следящие устройства, чтобы во время гражданской войны в Ливии продолжать торговать с правительством Каддафи.

И сейчас Иран готов достичь ещё большей гибкости в утаивании мест отгрузки нефти, готовясь получить первые из 12 супертанкеров, заказанных у Китая. Новые танкеры добавят столь необходимую вместимость флоту танкеров в то время, когда ряд морских компаний, готовых отгружать иранскую нефть, значительно проредел, вынуждая оставшихся иранских покупателей полагаться на эти танкеры.

Санкции санкциями, а Иран продолжает отгружать свою нефть. Однако все эти тайные операции обходятся недёшево. Около 10 процентов нефти каждого танкера уходит на затраты на перевозку, страхование и льготные кредитные условия, требуемые покупателями. Кроме того, покупатели часто хотят более выгодных цен. Например, поток иранской нефти в Китай в первом квартале года замедлился, но не потому, что Китай подчинился санкциям. Скорее, китайский гигант Sinopec сократил поставки, чтобы договориться с  Иранской национальной нефтяной компанией о более выгодных ценах.

Эта торговля, наряду с не-долларовыми сделками с Индией, Турцией, Сирией, и длинным списком других дружественных стран, будет поддерживать финансы Ирана на плаву в течение длительного времени. Санкции, возможно, и повлияли на объём потока денег Ирану, однако стране продолжает поступать достаточно средств от торговли нефтью.

Мейнстрим-СМИ избегают любых дискуссий о кончине американского доллара как глобальной резервной валюты. Ещё меньше говорят о том, как санкции, основанные на предполагаемой невозможности Ирана торговать своей нефтью ни в чём, кроме доллара, оставляют дыры достаточно широкие, чтобы через них без помех ускользали огромные супертанкеры.

Без признания слона в посудной лавке, статьи об иранских танкерах, выключающих свои передатчики, или Индия, использующая золото для покупки иранской нефти звучат как повествование шпионского триллера. Гораздо полезнее было бы передать реальное послание: мир больше не должен вращаться вокруг американского доллара, и чем дольше США будут делать вид, что доллар остаётся и будет продолжать оставаться доминирующей валютой, тем чаще международная деятельность будет выходить для Америки боком.

Страны – счастливчики и неудачники в новой глобальной парадигме

Posted by admin | Сегодня в мире | Четверг 3 Май 2012 6:27

Источник перевод для mixednews – molten

1.05.2012

Как пишет президент Eurasia Group и стратег политических рисков Иен Бреммер, мир вошёл в новую глобальную парадигму, которая определяется отсутствием последовательного глобального руководства в ведении глобальной политики и обусловлена мнением о том, что участие в экономике является игрой с нулевой суммой.

Бреннер суммирует эту точку зрения в своей новой книге «Каждая страна сама за себя: счастливчики и неудачники».

Выигравшие: «Ключевые страны»

Ключевые страны способны выстроить выгодные отношения с множеством других стран без того, чтобы стать слишком зависимыми от кого-либо из них, и смогут адаптироваться к капризам нескольких мировых держав.

Выигравшие: Бразилия

* При количестве среднего класса свыше 100 миллионов человек, Бразилия является потребительской сверхдержавой Южной Америки.

* Её экономика не только составляет 40 процентов всего ВВП региона, она ещё и энергетически независима и хорошо диверсифицирована.

* Правительство дружественно настроено к иностранным инвестициям, однако тесно связано как с США так и с Китаем, не говоря уже о других растущих рынках.

Выигравшие: Турция

* Географические и идеологические позиции Турции в качестве связующего звена между Ближним Востоком, территорией бывшего Советского Союза и Европой придадут ей всё более растущее значение по мере того, как Запад продолжает полагаться на арабские нефтяные запасы.

* Страна также служит моделью для других государств Ближнего Востока, являясь уникальным сочетанием современности, демократии и мусульманских корней.

Выигравшие: Африка

* Быстрый экономический рост в последние годы остался по большей части незамеченным. С 2000 по 2010 годы реальный ВВП континента рос в среднем на 4.7 процента в год.

* В смысле инвестиций африканские правительства повернулись к таким традиционным глобальным игрокам как МВФ и Всемирный банк, западным правительствам и растущим рынкам вроде Китая.

* Страны с развитыми и развивающимися рынками придут в Африку, чтобы конкурировать за африканского потребителя и инвестиционные возможности.

Выигравшие: Индонезия

* Индонезия обладает богатыми природными ресурсами, её экономика отличается большой диверсифицированностью, и кроме того, рабочая сила страны хорошо образована и молода.

* Она занимает четвёртое место в мире по количеству населения, всё больший процент которого становится средним классом. Что делает её привлекательной для стран, желающих получить выгод от её потребительской базы.

Выигравшие: Вьетнам

* При ВВП, растущем в среднем на 7.5 процентов в год за последние 20 лет, и бедности, упавшей с 58 до 14.5 процентов за почти тот же период, Вьетнам является привлекательной потребительской базой.

* Вьетнаму предоставляет помощь несколько стран: «Помощь с целью развития из Японии, вооружение из России, оборудование (и туристы) из Китая и крупнейший рынок для экспорта со стороны Соединённых штатов».

Выигравшие: Сингапур

* Ежедневно через его Малаккский пролив проходит треть всего глобального морского трафика.

* Страна стремится сбалансировать восточную культуру и западную деловую практику, чтобы превратиться в незаменимый финансовый узел Азии.

Выигравшие: Монголия

* Монголия пользуется выгодами от отношений с США и другими азиатскими странами, которые предназначены для того, чтобы она выступала балансом между такими соседствующими державами как Россия и Китай.

* Обширные и до сих пор неиспользованные месторождения угля этой страны, а также медные, золотые и нефтяные запасы делают её привлекательной для иностранных инвестиций.

Выигравшие: Казахстан

* Экспорт нефти, металлов и зерна сделал Казахстан одной из самых быстрорастущих экономик мира.

* Несмотря на то, что страна связана партнёрскими торговыми связями с Китаем и Россией, её крупнейшим клиентом остается Европейский союз.

Выигравшие: Канада

* Рост Канады в разгар финансового кризиса продемонстрировал рост независимости страны от экономической ситуации в Соединённых штатах.

* Почти 40 процентов импорта Канады происходит из других, нежели США, стран, как и почти 25 процентов её экспорта, который также отправляется не в США.

* Прочные связи со странами Азии и близящееся завершение соглашения о свободной торговле с ЕС обеспечивают обнадёживающие признаки того, что такая независимость будет продолжаться.

Выигравшие: «Изгои с влиятельными друзьями»

«Государства, которые открыто нарушают международные правила под прикрытием других правительств», будут процветать в условиях, когда мировые державы не в состоянии принять универсальные правила и где существующие соглашения остаются без соответствующего давления для их соблюдения.

Выигравшие: Северная Корея

* Китай по-прежнему опасается хаоса в Северной Корее, и этот порядком надоевший патронаж предоставляет Северной Корее прикрытие для нарушения ядерных договорённостей и угроз своим соседям.

Выигравшие: Иран

* Ослабление влияния США на Ближнем Востоке оставляет Ирану возможность заполнить пробел своими инвестициями и идеологией.

* Богатые запасы иранской нефти и газа означают, что другие страны, в частности государства Евросоюза, вынуждены будут сотрудничать с Ираном, хотят они этого или нет.

Проигравшие: судьи

Государства, «зависящие от силы США, и желания Вашингтона её использовать для защиты своих союзников» пострадают от сокращения расходов на американскую внешнюю политику.

Проигравшие: Япония и Тайвань

* Напряженность в отношениях между Японией/Тайванем и Китаем вряд ли исчезнет, и новый скачок в этой напряжённости будет встречен поддержкой внутри страны, обеспечивая, таким образом, продолжение вековых распрей.

Проигравшие: Израиль

* Беспокойство по поводу участия в ближневосточных делах привело к тому, что США и Европа вряд ли придут на помощь Израилю.

Арабская весна изменила старый баланс сил на Ближнем Востоке, оставляя Израиль уязвимым для физических или идеологических атак новых врагов.

Проигравшие: «государства в тени»

Теневые государства «остаются застрявшими в тени другого государства» независимо от желания более диверсифицированных инвестиций и торговых партнёров.

Проигравшие: Мексика

Мексика во многом зависит от США: «Крупнейшие источники иностранной валюты Мексики исходят от торговли нефтью, туризма, и денежных переводов мексиканцев, работающих за рубежом. Во всех трёх случаях большинство этих денег поступает из США, и нет никаких признаков того, что в обозримом будущем это положение изменится.

Проигравшие: Украина

* Народная поддержка более тесных связей с Европой растёт, однако большой процент этнических русских избирателей означает, что политики по-прежнему должны будут прислушиваться к русской общине.

* Зависимость от дешёвой российской энергии для роста выливается в вынужденное сотрудничество с капризами своего большого соседа.

Тёмная лошадка: Россия

* С ослаблением политики США, отвлечением в Европе и нежеланием Китая заполнять пустоту, становясь международным полицейским, «На Россию оказывается меньшее внешнее давление, чем в любой момент со времён начала Первой мировой войны».

* У неё в определённой степени развязаны руки для возможности восстановления своей сферы влияния.

* Стране угрожает растущая коммерческая угроза из Китая и таких развивающихся экономик как Казахстан и Турция.

* Высокие цены на нефть могут придать новые силы неэффективной политической элите, которая препятствует диверсификации экономики.

Тёмная лошадка: США

* Американцы будут вынуждены приспосабливаться к снижению своего глобального значения, и больше не будут в состоянии обеспечивать все свои интересы с помощью экономической и военной мощи.

* Культура инноваций и приспосабливаемость в долгосрочной перспективе могут сделать США выигравшей страной, если «надежды на будущее преодолеют благоговение перед прошлым».

* Политический тупик может замедлить экономическое возрождение, если политики будут поддерживать краткосрочные и местечковые интересы за счёт жизнеспособности в долгосрочной перспективе.

Чрезвычайно тёмная лошадка: Китай

* «Основной проблемой страны остаётся то, что она по-прежнему слишком зависима от того, что рост и создание новых рабочих мест основываются на потребительских привычках американских, европейских и японских потребителей, уязвимость чего стала как никогда очевидной сразу после финансового кризиса…».

* Политическое кумовство и исторически сложившаяся поддержка государственных предприятий может поставить под угрозу развитие внутреннего спроса.

* Восхождение Китая создаёт новые и непрогнозируемые экономические и политические трения, и Азия уже является очагом проблем в этой сфере.

* Внутреннее недовольство угрожает поднять свою уродливую голову в любой момент.

* «В мире изменившейся парадигмы Китай является крупной державой, которая с наименьшей вероятностью пойдёт по предсказуемому пути».

Страница 1 из 812345678
Copyright © 2017 infola